13:05 

Placebo в Киеве, 2010 год

Пишу свой отчёт 21 сентября. Вчера был концерт Placebo в Москве, сразу после Киева. Но он был остановлен после шести песен. Стэфан сказал, что Брайану стало плохо с сердцем. Сергей Кейн с Open Music (один из информационных спонсоров концерта в Украине) написал у себя в твиттере: «Черт, а ведь позавчера он рассказывал мне, как устал и как хочет обратно домой, к сыну. Лишь бы все было хорошо». Их концертное расписание уже давно меня ужасает. Ещё больше ужаснули отписки так называемых поклонников…

Ещё вчера я пела «Come back to me awhile…» А сегодня актуальны строки:

It won’t be long till I collide.
My weakness is laid bare
As people stop and stare.
But it’s the last time, I swear.

И ещё, перефразируя его же слова:
A heart that works is a heart that hurts.

Но не буду о грустном, тем более,что об этом у меня есть отдельная заметка. Расскажу, как я побывала на втором в истории, но первом в моей жизни концерте Placebo в Украине.
Уже 17-го мы были в Киеве. В поезде спалось плохо – писались стихи и мешали разыгравшиеся нервы. Мне приснился сон, что мы пошли в другой вагон пообщаться со знакомой по контакту (которая и правда там ехала), а по дороге видим – в плацкартном вагоне сидят Брайан, Стэфан и Стив. Мы удивились и спрашиваем: «А вы-то почему из Донецка едете?» А они говорят: «Да это мы шифруемся, едем кружными путями». Я тогда подумала: наверное, это мы их не встретим.

По приезде мы бросили сумку удрузей, перекусили и поехали на Левобережную. По стечению обстоятельств, там находилось не только место будущего действа – МВЦ, но и жила подруга, купившая нам с мужем билеты, которых мы до того ещё ни разу не видели. Нас немного подвёз друг, который ехал на работу, и мы увидели множество афиш по всему городу. Так как время ещё оставалось, мы отправились к МВЦ на разведку, что и как. Я узнала всё по фоткам и схемам.

Павильон № 2 – самый большой, и в нём уже монтировали сцену. Правда, для кого её монтировали, было совершенно непонятно, потому что нигде не было ни малейшей афишки со словом Placebo. Увидев работу над сценой, я снова заподозрила, что группа уже приехала, и скорее всего, затея со встречей в Борисполе сорвётся.

Забрав билеты, мы-таки поехали на условленную встречу на Южном вокзале, но надежды было маловато. Собралось нас тоже немного, потому что накануне кто-то вбросил инфу о том, что они уже в отеле Премьер Палас. Мы были в сомнениях. Тут как раз позвонил Сергей Кейн, очень кстати. Он сказал, чтоб мы никуда не ездили, потому что потеряем время. Я спросила: «Они уже здесь?» А он: «Я вообще не имею права разглашать информацию, просто хочу, чтоб вы не тратили своё время». В общем, он всё правильно сделал – не разглашать, так не разглашать. Не ехать, так не ехать. Мы посидели в кафешке и разошлись. Некоторые потом рассказывали, что днём видели группу (без Брайана) на улицах.

За тот день мне ещё удалось поспособствовать встрече девочки, которая взяла на себя ответственность за фанатский подарок, с Сергеем – он должен был этот подарок передать. Оказалось,что у неё изменился телефон, и если бы я не произвела некоторой разведработы благодаря телефонам соулмэйтов, которые у меня были, неизвестно, удалось ли бы подарок передать. Может, и удалось бы, но позже. Потом уже мы узнали, что группе подарок понравился, они оценили идею и старания девочек.

Вечером мы встретились с Инной Риччи, с которой познакомились по Контакту на почве предстоящего концерта. Мы понравились друг другу, и к расставанию 19-го уже были почти как родственники. С ней мы выпили пивка в пиццерии, а потом ещё посидели с амаретто у друзей, у которых ночевали, и на следующий день – день концерта – утром поехали к ещё одной знакомой по Контакту, Ире Олейниковой. Ира мне понравилась ещё больше в жизни, она очень разносторонний человек, живущий полной и насыщенной жизнью. Вместе мы ездили к Софии, чтобы увидеть статую архистратига Михаила, которую скоро собираются поднять на шпиль. Мы постоянно видели съёмки: то рекламы, то какого-то исторического фильма…

Но приближалось время, в которое мы наметили встречаться с соулмэйтами, чтобы перекусить перед концертом и идти в очередь к МВЦ. Собралось нас немало: Инна с подругой Людмилой (подруга никогда не слушала Placebo, пошла за компанию, а после концерта полюбила их), донецко-макеевская компания, состоявшая из Вадика, Даши,Наташи, Вики плюс Даша из Артёмовска, да ещё добавились любимые соулмэйты из Кременчуга Инна и Ира, с ними была Марина. Вёл в кафешку нас парень по имени Ярослав, которого мы потом на концерте потеряли. Посидели довольно неплохо, несмотря на начавшийся дождь и уделанные воробьями куртки (они решили уделать только светлую одежду). Парни взяли водку, которую бодяжили с соками. Ближе к МВЦ они взяли ещё и Ред Булл, который забодяжили тоже. Но водка осталась, её было жалко выбрасывать, а с ней было нельзя, поэтому они заначили её под заборчиком стройки. Как ни странно, на обратном пути она ещё нас ждала.

Подойдя к МВЦ около шести, мы увидели очередь и палатку от Open Music.Очередь стала довольно быстро продвигаться. Вдруг прошёл слух, что фан-зону пускают с какой-то другой стороны, и нас сбило с толку, что все бегут назад. Поток увлёк, и мы тоже побежали, хотя мы были там накануне и видели, где находится второй вход. Чтобы на него попасть, можно было не спеша обойти павильон с другой стороны, а так мы обежали все три, как полные идиоты. Хотя,конечно, организаторам ничего не стоило хотя бы на листках формата А4 маркером написать, где вход для какой зоны. В итоге получилось вот что: люди, стоявшие давно, чтобы занять место впереди, оказались уже далеко не у дверей. Самое смешное, что народ из второй зоны заставляли обходить и идти на другой вход,хотя можно было им просто не цеплять на руки браслетики, которые цепляли фан-зоне – попадали-то мы в любом случае в одно и то же помещение, то есть в самый конец второй зоны, и какая разница, какой у них билет?..

Мы потеряли наших. Они не захотели бежать и получились в конце столпотворения у второго входа. Договорились встретиться у мерчандайза, но пока отстояли огромную очередь в туалет, я подумала, что мы с ними уже разминулись: телефоны не отвечали, и я решила, что они уже под сценой, где музыка была довольно громкой. Мы встали недалеко отсцены слева. Очень удивились, что мониторов так и не повесили – бедные люди сзади, что им вообще там было видно... Довольно быстро набралась толпа позади, я стояла прижатая к девушке впереди, и из-за музыки всё время казалось, что у меня вибрирует в сумке телефон. Когда я на это уже перестала обращать внимание, девушка обернулась и сказала, что очень хорошо чувствует, что теперь-то у меня точно звонит телефон :) Звонили девчонки, чтобы сказать, что зашли и стали вконце второй зоны, не зная, что она вторая, и что не знают, как пробиться вперёд. Вадик пошёл им помог, за что они были ему очень благодарны. Но рядом мы уже не стали. Позже мы узнали, что народ из второй зоны пропускали в фан-зону за 150 грн. Люди вокруг собрались дружелюбные. Слева от меня был парень изДонецка. Все общались, были в приподнятом настроении, не толкались и извинялись, если задевали друг друга слишком сильно. Хотя стоять нам пришлось долго.

Мы стояли и наблюдали, как неспешно, помахивая нам ручкой, Mad Crew разматывали шнуры и подключали инструменты. На колонках была надпись «Placebo», а за ними находился ряд гитар для Брайана – у него чуть не на каждую песню отдельная. Когда терпение стало заканчиваться, а волнение – зашкаливать, вышла разогревающая группа «Marakesh». Из зала раздались не совсем ободряющие крики, потому что было уже 20:00, время на билетах значилось«19:00», а кое-кому надо было ещё успеть доехать до дома в пригороды и, конечно, не хотелось убегать посреди выступления любимой группы, вместо которой теперь слушать «Marakesh». Как я потом узнала, журналистов запустили только в без 5-ти 9, а уж когда там была пресс-конференция или просто короткий разговор, о котором упоминал Кейн, мне неведомо.

Разогревали нас полчаса. Мне показалось, что «Marakesh» несколько потерялись в таком большом зале, и я им сочувствовала, ведь трудно выступать, когда тебе никто не рад. Зато они реабилитировались в клубе на афтепати, но это было позже.

После украинской группы вышли опять Крю, и озадачили меня тем, что передвинули микрофон ближе к центру. Я так хорошо видела Марка, а Брайана, похоже, видеть не должна была вообще – там как раз стояли высокие люди. Технари ещё полчаса погуляли по сцене, как будто нарочно затягивая время. Если до того был разогрев, то они нас, наоборот, охладили. Они ненапряжно разматывали и закрепляли микрофонные шнуры, вставляли медиаторы в предназначенные для них места на стойках, брали на гитарах знакомые аккорды – издевались, в общем. Я уже совсем изнемогала от волнения и колотящегося сердца, когда все начали скандировать «Pla-ce-bo», начался знакомый рефрен «Speak In Tongues», на сцену подпустили дыму,зажёгся свет и на экране появились инсталляции.

Вышел Стив, потом Стэфан, потом Брайан. Я сильно опасалась, что он выйдет в шапке, очках и в белом, как часто выходил в последнее время (предположительно, шапка была потому, что некогда было волосы красить и укладывать). Но он был в том, что я мысленно заказывала: в тёмно-серых джинсах с белым ремнём и чёрной футболке с V-образным вырезом, как бы женским. Шапки и очков НЕ БЫЛО! А были его красивые, густые, чуть вьющиеся иссиня-чёрные волосы. Глаза его, конечно,были мне не видны, они всё время получались в тени, так как вообще глубоко посажены :) И между бровями складка на этом орлином носу, особенно глубокая, когда он сильно открывает свой большой рот с красиво очерченными губами. В свете прожекторов вид у него иногда был даже какой-то устрашающий, как будто он немного не в себе - красота у него вообще довольно своеобразная. Брайан оказался ниже солиста «Marakesh», который потом подходил к нам в клубе, и сам оказался чуть больше, чем на полголовы выше меня. Закралось подозрение, что Молко привирает о своём росте, ведь во мне всего 159 см. Я встала на носки, вытянула шею и так провела следующие почти 1,5 часа. Брайан ещё и постоянно двигался, так что простите все, кто стоял рядом, но мне надо было его видеть.

С первых же аккордов я подумала, что умру. Не от давки, нет, я её не ощущала. От сбывающейся сию минуту мечты. Я попросила мужа снимать как можно больше, потому что видно было всё-таки плохо, и попросила прощения за своё возможно неадекватное поведение. Возможно, мой муж снимал бы постоянно, но рядом кто-то снимал на профессиональный фотик, охранник светил ему в объектив фонариком, а мы сначала думали, что это он нам.

Они начали с «NancyBoy»!!! Это одна из первых песен, с которой они прославились, с самого первого альбома. Брайан как-то говорил, что чтобы он её сыграл теперь,ему надо хорошо заплатить. Спасибо, Брайан, не зря мы заплатили за концерт 600 грн.! Раньше они со Стэфом любили отжигать на этой песне. Но на этот раз просто встали друг напротив друга, и в какой-то момент Брай упёрся Стэфу в грудь. Эта песня перешла в «Ashtray Heart» с последнего альбома.
Мне и верилось и не верилось, что я ТАМ, в одном с ними здании, что они всего лишь в нескольких от меня метрах…

Началась мощная «Battle For The Sun», заглавная песня альбома. Ох, как зал пел «Dreeeeeeeeem brotheeer, my killer,my lover!» Следующая была «Soulmates». Мы пели наизусть все песни. Народ качался, прыгал, махал руками – творилось что-то неописуемо-радостное. И мы видели, что Брайан улыбается – он каждый раз, меняя гитару, отходил в мою сторону и, я видела, был ОЧЕНЬ доволен приёмом. Кажется, они даже такого не ожидали.

После романтичных «Soulmates» грянула тяжёлая начальная песня последнего альбома «Kitty Litter». Как же мы пели «I need a change, I need a change of skin!» На этой песне я прямо чувствовала молкинскую энергетику, такую несколько тёмную, вязкую, «янскую», очень мужскую – «So come closer, I wanna feel your touch. So come over, come on». Не подчиниться невозможно. Мы все тянули к нему руки, отмахивая ритм. Хотелось бы прыгать и танцевать, но чувство локтя было сильным, да и место терять было рискованно. (Сцену, конечно, можно было и повыше сделать).

Следом началась «Every You Every Me». Это было ожидаемо, но прекрасно, потому что песня ранняя, одна из любимых. А уж потом «Special Needs» вообще свалила. «Remember me…» - да как тебя забудешь, мистер Молко. Когда Брайан подходил к нашей стороне, руки тянулись к нему, по толпе шла волна. А он обводил всех одобрительно-властным взором (о, этот профиль с истинно Стрельцовским носом – а вообще, Скорпионского во внешности много, даже вот эта орлиность, ведь у него и Марс и Венера в Скорпионе - отступление астролога-любителя). Я так люблю, как он в такт музыке кивает головой, улыбаясь и оглядывая зал – по-моему, это так, как у него, ни у кого больше не получится.

В моём восприятии Брайана, когда я на концерте с ним как бы «познакомилась», всё встало на свои места. Интересно: раньше по фоткам мне его эти появившиеся в последнее время ужимки не нравились. А, увидев всё это в процессе (и увидев, между прочим, как же он за эти 15 месяцев тура измождён), я стала воспринимать его в целостности и как-то ещё более человечно. Я даже теперь различаю, где на старых видео он старается скрыть волнение фирменным своим закатыванием глаз или чем-то подобным, как будто это - я сама в молодости, и помню все эти ощущения. И я теперь ясно вижу, что тот период уже далеко в прошлом, хотя это прошлое и просвечивает в нём. Соглашаюсьс теми, кто говорит, что Брайан очень закрытый, сложный, но в общем даже застенчивый человек, которому трудно на сцене, и он каждый раз себя преодолевает. Но при этом именно на сцене видна его мужская душа, самая суть Мужчины.

В начале следующей песни Молко сказал несколько слов, в которых попросил никогда не забывать дышать под водой (то есть не сдаваться в трудных обстоятельствах). Когда он говорил это, у него с лица капал пот. Брайан ни минуты не стоял на месте: то прыгал туда-сюда, ловко в нужных местах наступая на педаль, то просто раскачивался с гитарой, когда пел в микрофон, - в общем, неудивительно, что уже в середине концерта он был как из-под душа. И началась моя любимейшая на новом альбоме «Breath Underwater», которую я всё лето пела в предвкушении, как буду её слушать вживую. На словах «as people stop and stare» Брайан показал руками на нас.

Следующая песня была забойная, но при этом и вокальная «Never-Ending Why». Он не сказал нам, как говорил летом на фестивалях, что это «buddist song», просто запел. А следующая была «Bright Lights»! На эту песню у нас был запланирован флэшмоб с цветными фонариками. Но, к огромному сожалению, я не смогла их достать, так как раз подняв руки похлопать, я уже не могла их опустить к сумке. Однако всё получилось! Люди зажгли фонарики и самозабвенно пели «A heart that hurts is a heart that works». Брайан был счастлив, он переглядывался со Стэфом, улыбаясь на все 32, и сказал «Thank you!» Я так рада, что мы смогли их порадовать – и подарком, и флэшмобом, - смогли отдать им свою энергию, а не просто тупо от них подпитаться. Шёл мощный энергообмен, просто единение какое-то. Мужчина из их команды ходил с камерой и снимал и музыкантов, и нас. Он и флэшмоб заснял. Стив потом сказал, что это, возможно, даже станет финалом их следующего документального фильма об этом туре. Он вообще очень тепло отзывался об Украине - за всю группу :)

После этого, как бы ещё больше подтверждая непринуждённую атмосферу, Брайан начал один, медленно, в акустике петь «Meds», и вот тут был хорошо слышен его голос – чего хотелось бы побольше, потому что, как я и опасалась, этот тур у них слишком громкий, Брайану приходится много буквально кричать, перекрывая мощные ударные Стива, которого я нежно люблю, но всё же не очень ассоциирую до сих пор с Placebo.
Затем были два подарка: «Teenage Angst» и «All Apologies», кавер «Нирваны». Молко уже чувствовал себя явно раскованней, чем вначале, стал проявлять больше артистизма: обвёл всех эдак ручкой с лыбой от уха до уха со словами «Everyone is gay». Я снова заметила, почему его в подростковом возрасте хотели сделать лидером в церкви: задатки пастора у него явны до сих пор, во всяком случае, некоторые песни он исполнял не как певец, а как оратор (не потому, что орал, конечно, а потому, что представлял их не только словами, но и жестами, делая акценты на некоторых словах).

За этой песней последовала «Song To Say Good-Bye», предвещая прощание. Стало как-то грустно, но атмосфера была настолько тёплой, что в этот момент меня посещали только оптимистичные мысли, вроде той, что теперь просто нужно ждать их снова. Прозвучала «Bitter End», как бы тоже прощальная. Брайан, уже просто ВЕСЬ мокрый, какое-то время постоял с моей стороны как-то совсем рядом. Он стоял боком и спиной, а я как дура была, ловила от этого кайф. Под конец он завёл гитару у колонки и, оставив её, ушёл, а за ним все остальные. Но мы знали, что это не конец.
Вероятно, перекурив, все вернулись. И тут я услышала вживую «Trigger Happy Hands». Как бы мне хотелось иметь в Донецке подругу, которой можно было бы сказать «Я слышала Trigger Happy живьём» - и она поняла бы меня… Вышел раскованный Молко, ставший за это время просто родным, и стал, вскидывая руки, как будто выступая на трибуне,выкрикивать «But we want hospitals! And equal rights! Instead of fucking wars!!!» И потом мы все махали вслед за длинноруким Стэфом. Слова «Cosy in your dreams» у Брайана обозначались подкладыванием ручек под щёчку и закрыванием глазок. Стоит такой, волосы уже прилизанные от пота, гитарка на нём большая на ремне висит… Господи, и я это всё видела рядом!

Ещё одна порция счастья – «Post Blue»!!! Я её так ждала, они вернули эту песню в репертуар летом. Брайан, чудо, пританцовывал вначале, что я очень люблю. Но с тех пор, как стало нельзя курить на сцене, или же просто Брай начал её петь с гитарой, чего не было в прошлом туре, а курить при этом трудно, для меня в этой песне чего-то не хватает. Вернее, образу Брайана чего-то стало не хватать в этой песне. Уж очень мне нравится, как он курит. На словах «It’s in the special way we fuck» он фирменным движением отодвинул гитару и схватил себя между ног, хоть и довольно скромно по сравнению с тем, что я видела в записях.

Так как мне трудно назвать нелюбимую песню, следующая оказалась опять же горячо любимой, это была «Infra Red». Прошлый тур они начинали с неё. Меня на этой песне вынесло с толпой во 2-й ряд, но это не обрадовало, потому что видно стало даже хуже, чем раньше. Так что я довольно искренне пела «I CAN’T see in the dark».

И вот – финальная «Taste In Men». В начале этой песни Брайан азартно колотит по гитаре руками, задевая струну, получается это у него как-то по-диджейски. Я всегда видела этот момент на довольно размытых видео не самого лучшего качества, а тут присмотрелась, и оказалось, что Брайан так грациозно и артистично это делает. Да тут ещё и улыбался он – вообще весь концерт был в хорошем настроении, что, вообще говоря, редкость с его хронической депрессией. Боже мой, эти его «Come back to me awhile» были просто разрывающими сердце…

После этой знатной вещи группа вышла на поклон. Я видела и слышала, как Брайан, подняв вместе со всеми руки, как победивший на ринге боксёр, торжествующе прокричал: «Аааааааа!» - и лицо его в этот момент отражало просто какой-то катарсис. Говорят, что Стэф бросал в народ медиаторы, а Стив – палочки. Я не видела, когда это было. Помню только, что в конце к нашей стороне подошёл Стэфан, разослал воздушные поцелуи, и когда он отнял руки от лица, было видно, что он очень растроган нашим приёмом.

Концерт закончился, открыли большие ворота, сцену стали очень быстро сворачивать. Некоторые просились за кулисы, но вышла девушка из организаторов и сказала: «Ребята, они просто недоступны!» - но тут же кто-то побежал за сцену, будучи запущенным туда. Кому-то достались листы со списком песен, и вместе с ними одной девчонке по ошибке достался листок с расписанием пребывания группы в Киеве, вплоть до рейса, на котором они должны были улетать. Наверное, её друзьям тоже повезло.

Мы собрались после концерта, и все стали спрашивать меня «Ну как?» А я не могла говорить, как будто всё внутри поменяли, и оно ещё не притёрлось, не приладилось заново. Лера из контакта, с которой мы, наконец, встретились, просто плакала. Хотелось бережно носить это счастье в себе, чтобы не расплескать. Было ощущение, как после крещения – полной обновлённости, новой жизни.
Мне кто-то сказал: «Какой же он мужественный, даже не ожидала!» И тут же кто-то сказал: «Надо же, какой он всё-таки женственный!» А у меня полностью подтвердилось ощущение его мужской, эгоистичной твёрдости, ощущение того, что он – хозяин положения и один держит зал, видя каждого из нас. Он смотрит на тебя со сцены надменно-покровительственно, и в то же время как бы проверяет, всё ли в порядке, всё ли идёт по плану. Его плану.

По дороге какие-то люди просили наши билеты, чтобы оклеить ими комнату. Но мы не могли расстаться с этими памятками такого дня.

Решили ехать на афтепати в «Салливан Рум». Там намечалась вечеринка, которая рекламировалась как официальная, намекалось на эксклюзивных гостей. Мы не верили, что группа придёт туда, но деваться нам было некуда – уже было поздно, да и самим было любопытно, и хотелось составить компанию Инне и Ире на эту ночь. Вадик, Лена, две Даши, Вика и Наташа пошли туда тоже. Вход был 50 грн., и сначала нам не понравилось – мы вообще не ходоки в ночные клубы, и никогда ими не были. Вся наша компания вышла подышать воздухом и села на лавочке пить пиво из киоска поблизости. Но воздух был слишком бодрящий, и вскоре мы всё же вернулись в клуб слушать всё тот же «Marakesh». На этот раз нас ждал сюрприз: подняв голову, я увидела, что на вип-балкончике зажигает Стив Форрест с бутылкой пива в руке! Затем мы заметили там Фиону, Ника и Билла. Немного погодя Стив с кем-то, кажется, с Биллом, спустились вниз и подошли к сцене. Мало того – они ещё и забрались на неё. Но в этот раз веселье продолжалось не очень долго. После того, как Стива взяли на руки и лёжа пронесли над головами всех собравшихся, он ушёл наверх общаться с прессой, а веселье продолжилось. «Marakesh» исполняли кавера Placebo, на экранах шли их клипы – в общем, настроение резко улучшилось! Чуть позже вышел Сергей Кейн. Его диджейский сет мне очень понравился. Он ставил любимые британские группы: «Depeche Mode»,«U2», «Muse», «IAMX». Никогда не думала, что, простояв столько времени на ногах, смогу ещё и танцевать – лениво и расслабленно, но всё же. Стива зажали в туалете и стали брать у него автографы. Я подошла и взяла тоже – на этот случай был припасён вкладыш из «Battle For The Sun».

Потом было ещё много веселья. Музыканты колбасились на сцене с диджеями, пытались сами что-то замутить, танцевали, вытаскивали народ на сцену, снимали друг друга на камеру, обнимались с девушками, обливались с ними жидкостями из бутылок… Placebo ушли только под утро. Брайана со Стэфом, конечно, не было – теперь за них везде отдувается молодой Стив, которому это всё по его молодыми свежим силам и пока в радость.
Наутро мы поняли, что хочется есть, ведь в клубе была только выпивка. И вместе с Инной и Ирой пошли к шести утра в Макдональдс. Потом проводили их на метро и пытались поспать у Иры Олейниковой, но я не смогла. Чувствовала, наверно, что надо быть не там. И оказалось, что не зря: уже в поезде по дороге домой мне рассказали, что человек 20 пришли к гостинице и проводили Placebo, взяв автографы и у Брайана со Стэфом, хотя Брай дал их не всем, спеша быстрее сесть в машину. Мы ещё посидели немного с нашими в их вагоне, но оказалось, что я не могу пока слушать их музыку. Она резко стала восприниматься по-другому, и я пока не была готова ещё и это переварить.

И потом я пошла опять писать стихи полночи, потому что не получалось никак иначе излить и выразить те сложные чувства, которые я тогда испытывала.

Come back to me awhile…

@темы: путешествия, отчёт о концерте

URL
   

a glass you break to touch

главная